EXTRAORDINARY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » EXTRAORDINARY » PRESENT » APOCALYPSE, NOWISH [03.09.2040]


APOCALYPSE, NOWISH [03.09.2040]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Дата и время
3 сентября 2040 года, понедельник, 15.00–…

Место
Полуостров Сэнди Хук, Северный и Южный пляжи, а также нудистский пляж Ганнисон.
[Северный пляж, с самой большой парковкой, располагается рядом с пристанью и маяком, который до 2022 года был старейшим действующим в Соединенных Штатах – он начал эксплуатироваться еще в 1762 году. Неподалеку находится смотровая площадка, но и с самого пляжа открывается великолепный вид на город на противоположном берегу. Зато Южный пляж может похвастать множеством уютных ресторанчиков и кафе, а также большой сценой, где каждую пятницу – летом – проходят концерты. Музыканты будут играть и сегодня, несмотря на то, что на календаре не пятница, а понедельник. Концерт, проспонсированный Глобал Аэронафтикс – не просто же так на установленных позади сцены флэш-экранах светиться их логотип – должен начаться в семь часов вечера. Но черные фургоны с оборудованием для концерта приехали к пляжу уже к трем часам. Пока работники технической бригады настраивают оборудование для вечернего концерта, посетители пляжа могут поучаствовать в соревнованиях (командных квестах) на воде, спонсором которых также выступила корпорация Глобал Аэронафтикс, – записаться и принять участие может любой желающий.
На всех трех пляжах полным-полно тележек с едой и сувенирами. Между пляжами курсируют скоростные катера.]

Участники
Все желающие.

Завязка
Америка празднует День Труда: летний сезон подходит к концу, и жители Нью-Йорка спешат насладиться отдыхом, за которым должна последовать долгая и изнурительная работа – других праздников не предвидится до Дня Благодарения. Кто-то уезжает за город, кто-то собирает соседей и друзей на вечеринку у бассейна, а кто-то едет на пляж, рассчитывая хорошо провести время в компании других горожан. Но что если к этой компании присоединиться кто-то, кому точно не будут рады на этом празднике жизни?

Как уже было отмечено выше, принять участие в отыгрыше могут все желающие. Для того чтобы вступить в игру, не нужно никуда записываться, можете сразу писать игровые посты и выкладывать их в тему. Мастер вступит в игру через несколько дней, когда все желающие поучаствовать в квесте, напишут посты.
Все появившиеся у вас вопросы можно задать в ЭТОЙ теме.
■ Просьба ко всем участникам: перед первым постом указывайте, где находится ваш персонаж на момент вступления в игру. Мастера настоятельно рекомендуют начинать на Южном пляже или где-то поблизости.

2

Утро того совершенно непредсказуемого и рокового дня выдалось солнечным, пронзительно красивым, и это обстоятельство даже не наталкивало Морс на мысли, что что-то, пророчившее кончину спокойной жизни, могло грянуть, как говорится, как гром среди ясного неба.
«Дирижабль «Атлант» совершил экстренную посадку на реку Гудзон», – мягко сообщили в СМИ во второй половине дня, не так давно – шестнадцатого августа. Тем днем Марлен буквально не расставалась с мультитулом ни на минуту, несмотря на то, что знала – пилоты не сообщат о состоянии раньше срока, – и то и дело, вроде даже не намеренно, бросала озабоченный взгляд на настенные часы, меряя двадцать квадратов кабинета нервными шагами, куря и ругаясь. И длилось это ровно до тех пор, пока она не оказалась в недрах знакомого ей дирижабля через двадцать минут после звонка – сидеть, сложа руки, ожидая и надумывая себе всё, что только взбредет в её параноидальную голову, она не желала. Состояние пассажиров радовало, состояние пилотов успокаивало – на первый взгляд, ничего не предвещало, как говорится, беды. Однако всё это было лишь наивным потоком предположений, возможно, надеждой, готовящейся разбиться вдребезги при первой же попытке удостовериться в происходящем, ведь догадки женщины не имели ничего общего с ожидающей её реальностью. 

День Труда. Южный пляж.


Называть себя затычкой для каждой бочки было сродни случайному удару мизинца о ножку кровати или комода – неприятно, и еще более – досадно. Поэтому Марлен, припоминая многообещающую аксиому из школьного курса геометрии, чувствовала себя точкой. Точкой, через которую проходило бесконечное количество прямых – самых разных обязанностей, зачастую скучных и вязких, то и дело ложившихся на плечи излишне ответственного секретаря «Глобал Аэронафтикс».
Две недели назад пресса взорвалась бесчисленными сообщениями о падении дирижабля, на борту которого проходила встреча члена Палаты представителей США Мартина Деша с защитницей прав экстра Даниэллой Ксандерс. Консервативные представители прессы, освещая события, ограничивались лишь общими чертами происшествия, а прогнившие, охотные до дешевой сенсации журналисты будоражили общественность отравленной лживым ядом информацией. Светлое имя компании было вновь очернено, и, что радовало, – косвенно – основная пригоршня осуждения осыпалась на нашумевших членов E-NEXT. Тем не менее, эта ситуация требовала от пресс-секретаря скорых решений. Еще более скорых, чем похороны членов экипажа Атланта, что волею случая оказались на борту дирижабля в тот злополучный день. Оставался открытым вопрос реконструкции и усиления техники безопасности. Необходимо было снабдить поддержкой государственные службы, прессу и семьи погибших, не говоря уже о социальных и финансовых нюансах которые тоже жаждали своего разрешения. Приложить руки к изучению вируса – для компании, производящей оружие, дело это было чрезвычайно интересным, а составить конкуренцию ненавистному АРМАТЕК – и вовсе являлось честью. Ребром встал вопрос о новом проекте, способном отвлечь раздосадованных граждан от прогремевших на всю страну событий. Было о чем позаботиться, одним словом.

Марлен выписывала круги по золотому песку Южного пляжа. Именно сейчас она играла роль скромного наблюдателя, участливой коллеги, ленивого зеваки. Ей было чрезвычайно приятно наблюдать за тем, с каким рвением сотрудники компании и наемные подсобники выполняют работу по устройству празднества, – и просто радоваться праздной неге, распростертой по всей широте пляжа. Невиданной белизны облака зависли над Нью-Йорком нежной декорацией, искрящимися бликами играли воды побережья, время от время, заставляя щуриться даже не смотря на наличие солнечных очков. Воспоминания о недавних событиях все еще напоминали о себе, однако уже не вызывали прежних эмоций, – имела место только ленивая мысль о том, что к решению тех проблем все еще придется вернуться.
– Морс, у нас тут представитель прессы нарисовался, – грубо проскрипел в наушнике голос сотрудника безопасности, – спрашивает, с кем можно поговорить.
Пропустить мимо ушей такое событие было решительно невозможно. Всякое внимание прессы в свете событий воспринималось, как явление Христа народу, – через несколько минут женщина уже протягивала руку, в качестве приветствия, юноше, стоящему под раскаленным потоком лучей пронзительного белого солнца и в окружении двух охранников.

Отредактировано Marlene Morse (12-07-2014 22:15:51)

3

День Труда. Парковка. Парковочное место близкое к Южному пляжу.

В каждом из нас всегда есть два начала – доброе и злое. Эти два начала всегда находятся в состоянии конфликта между собой, старясь склонить человека на свою сторону. Однако, что делать, когда та тонкая грань между добрым и злым настолько размыта, что не возможно понять, что есть хорошо, а что есть плохо? Убивать человека плохо, но плохо ли убивать человека  который сам на ежедневной основе убивает и калечит людей? Насколько плохо убивать наркоторговца или очередного маньяка? Насколько плохо использовать их боязнь собственной смерти для того, чтобы лишить их желания преступных действий? Каким образом можно понять, что человек зашёл за черту, когда его целью является освобождение или хотя бы защита людей от наркотиков, жестокости, насилия и всего, что приносят криминальные элементы в наш мир. Джон не знал ответа на этот вопрос, да и если быть честным этот вопрос волновал его в последнюю очередь.
День труда. Последний праздник в жизни этих людей, пока не наступит День Благодарения, и все они не разъедутся по своим семьям, чтобы вновь окунуться в атмосферу праздника, семейной любви и всему тому, что они любили. Счастливая американская жизнь, так сказать.
Пожалуй, народу нужен этот день отдыха, в последние дни на них слишком много всего свалилось. Небольшие теракты со стороны Э-НЕКСТ, ненормальные фанатики чтоб им пусто было, публичные выступления группы Человек прежде всего, а затем недавний случай, самый серьёзный из всех предыдущих, падение дирижабля на борту которого был конгрессмен Деш и Даниэлла Ксандерс, из-за некой атаки со стороны члена группировки Э-НЕКСТ. Резко в толпе людей возросла ненависть к экстра, паранойя, страх заполонили разум людей и лишь те, кто не спустил свои мозги по канализационной трубе не винили каждого экстра, что попадался им на глаза, во всех бедах человечества.
Сейчас, наконец, был тот день, когда люди забыли о своих спорах с экстра, и они всей толпой развлекались, наслаждаясь последними днями лета, которые выдались на редкость жаркими надо заметить. Удивительно, как положительно на людей влияет хорошая погода, отсутствие работы и пара банок пива выпитых с абсолютно незнакомыми людьми. Все веселились, ну или по крайней мере почти все.
На южном пляже кипела подготовка к празднеству, и потому мало кто обратил внимание на двух, немного шатающихся людей двигающихся по направлению к парковке. Бородатый, белый мужчина одетый, явно не по погоде, в джинсы, туфли из грубой кожи, клетчатую рубашку, выпущенную наружу и кожаную куртку,  тащил своего друга афро-американца, который явно перебрал с выпивкой, поскольку как тряпичная кукла повис у бородача на шее. Эта парочка подвыпивших друзей проходила мимо людей, бросая в их сторону какие-то невнятные комментарии и вскоре исчезая где-то посреди джунглей из автомобилей, на стоянке.
- Твою же мать. – грубо высказался Джон открывая дверь автомобиля. – Тащить тебя через весь грёбанный пляж, как всегда мне досталась самая весёлая работка.
Бородатый довольно бесцеремонно кинул тело на заднее сидение своего довольно помятого, грязного и уже давно вышедшего из применения, но сильно модифицированного внедорожника. Недолго думая, Джон потянулся в бардачок автомобиля и достал оттуда упакованный в герметичную упаковку  шприц. Ловко вытащив укол из упаковки и затем, довольно резко, всадив его в шею своему другу, Джон убрал шприц обратно в пакет.
- Почему у них вечно руки чешутся начать драку? – вслух задал вопрос Джон, зажигая сигарету и закрывая дверь авто. – Теперь ты хотя бы поспишь, ближайшие часов шесть.
Джон Уокер, бывший техасский рейнджер и новоиспечённый борец с преступностью, посредством использования жестокости и убийств для запугивания криминала, прибыл в Нью Йорк всего полтора месяца тому назад и уже успел нашуметь зачистив один из наркопритонов в районе, так называемого, Муравейника. День труда может быть днём отдыха для кого угодно, но уж никак не для него, ибо сейчас его ожидает один из местных дилеров, так мило согласившихся полежать в машине, будучи накаченным хирургическим наркозом. Проще говоря, он не будет в сознании ещё очень много времени и Джону остаётся лишь найти себе какое-то занятие, а учитывая, что он сейчас находиться в центре всего празднества Нью Йорка и поблизости было несколько Кафе, выбирать долго ему не нужно было.

4

День Труда. Южный пляж.

Вот уже почти месяц, как он прибыл в Нью-Йорк, и как нет абсолютно никаких результатов его действий. Сколько бы порогов он ни обивал, к кому бы ни ходил, все было без толку. Все словно воды в рот набрали, и не желали делиться информацией. А то, что она была у некоторых, было видно по глазам, и даже не нужно было уметь читать мысли, и так все ясно. И всем этим людям было абсолютно наплевать кто перед ними, журналист ли, выискивающий сенсации, или убитый горем родственник.
«Семья – превыше всего», да, именно так им всегда, с самого детства, твердили родители. И они не просто убеждали в этом детей, но и сами следовали этому принципу, как могли. Наверное, не совсем все выходило правильно, а порой казалось, что поступки далеки от идеальных, но, в конечном итоге, ведь все делалось на благо семьи. И сейчас, Тоби как раз следовал этому принципу, как никогда раньше, совершенно не задумываясь, а кому уже это надо, кроме него. Кому? Ведь он остался один, по сути. Грегу это без надобности… теперь. Только если успокоить самого себя, прикрывшись пафосным «вернуть доброе имя брату бла-бла-бла».
И за всем этим Эрлинг отодвинул на второй план любимое дело, то, чем он зарабатывал себе на жизнь, без чего раньше и дня помыслить не мог. А, между тем, в городе происходили просто потрясающие в своей неожиданности и глобальности события, из которых можно было бы сделать неплохую статейку или фоторепортаж, только если бы оказаться на месте происшествия в числе первых, а не на задворках толпы зевак, через которую не пробиться никоим образом, ни подпрыгнув, ни проползти. Но Тоби, в момент падения дирижабля и после оного, не было поблизости вообще, он в очередной раз «брал штурмом» NYPD. И, если бы накануне вечером ему не дозвонился Эдди из “The Boston Post”, с которым они вместе там начинали, как стажеры, где друг и остался потом штатным сотрудником, а Тоби ушел в свободное плавание, то сейчас Тоби снова был бы без задания. А подкинуть в колонку Эдди информацию о мероприятии, которое обещает быть, по меньшей мере, не маленьким, было то, что надо.
И задание вполне могло стать перспективным, если приступить к нему с умом, и начать довольно рано. Эрлинг прибыл на Южный пляж, примерно, к восходу солнца, и к полудню исходил место своей дислокации вдоль и поперек, изучив практически каждую песчинку, полежав на шезлонге и построив замок из песка с парой маленьких ребятишек, которые в итоге пищали от восторга и прыгали вокруг этого «архитектурного шедевра». Да, песочные замки ему всегда удавались неплохо, в отличие отчего-то более путного и глобального. 
И вот, наконец-то, к трем часам началось оживление со стороны организаторов мероприятия. Стали подъезжать фургоны с аппаратурой для концерта и прочими атрибутами «радости жизни». Раз зашевелились исполнители, значит, где-то поблизости есть и начальник, следящий за всем, который сможет рассказать что-нибудь неплохое. Или плохое, что тоже было бы, в общем-то, на руку. Выбросив в урну только что купленный рожок мороженого, Тоби бодрым шагом приблизился к, угрожающего вида, сотруднику безопасности, и, представившись, принялся ждать результата. Как известно, представителей прессы не любили испокон веков. Не все ведь из их братии наглые и беспринципные, падкие до сенсаций, готовые получить информацию любыми путями. Есть и вполне неплохие, как, например, он. И о том, что он сам порой бывает именно таким, каких не любят, Тоби предпочитал в данный момент не думать.
Ему улыбнулась удача и, если все получится, то он будет обладателем интервью от «Морс».
Идя к представителю «Глобал Аэронафтикс» в сопровождении двух охранников, Тоби провел параллель с препровождением осужденного на казнь, но в свете всех последних событий, их осторожность была оправдана.
- Тоби Эрлинг, “Бостон Пост”. Благодарю, что согласились уделить мне время, - улыбнулся Тоби, пожимая руку женщине. – Приступим?

5

➤ АКАДЕМИЯ КСАНДЕРС [УТРО]

Сегодня. Да, сегодня получится, — пробормотала Эвис, опираясь на перила. Почему-то каждый раз, когда она пыталась съехать с них, Эвис падала и больно ударялась; у нее до сих пор не зажило разбитое колено.
Или не сегодня, — подумав, оборвала она себя.
"Все же лучше пойти на пляж, чем похромать в медпункт".
У двери Эвис задержалась: как знать, может, все же кто присоединиться? Но нет. То ли леннность напала, то ли просто никто не захотел добираться до пляжа; что же. Значит, сегодня она повеселится за всех оставшихся в академии ребят.

➤ ЮЖНЫЙ ПЛЯЖ

Это было идеальное кафе с идеальным расположением: море недалеко, сцена тоже, под потолком вращают лопастями вентиляторы и музыка не норовит оглушить насмерть. Словом, находка, сравнимая с обнаружением клада на заднем дворе. А если еще прибавить вкусный сок!..
Эвис вертела головой, наблюдая за прохожими: много улыбчивых лиц, много детей. За соседним столиком шумела компания сверстников, и Эвис опять ощутила укол разочарования.
"Да ладно, на них свет клином не сошелся," — немного запальчиво подумала о приятелях Эвис. Со стороны она немного напоминала ребенка, но никак не тинейджера: огромная порция подтаявшего мороженного на столике, обижено надутые губы, ноги все в песке. Чуть встряхнувшись, Эвис отставила десерт: кажется, сладкого ей перестало хотеться еще три пончика назад. Или нет. Или да.
"Хм".
В пляжной сумке валялся коммуникатор, бесполезный из-за раздрая Эвис; кажется, в дороге она слишком накрутила себя и способность, оставшись без контроля, сломала столь дорогой сердцу и карману девайс. Опять. Кажется, это был уже третий смартфон за последний год, но Эвис уже давно не вырубала средства связи вдалеке от академии или дома.
"Тревожно," — подумала она, разделываясь с мороженым и попутно разглядывая фургон у сцены. Эвис еще не совсем успокоилась, так что, вполне возможно, портила кому-то путешествие по просторам интернета. Не то чтобы ее это печалило - самой ей туда доступ пока закрыт, так почему же страдать должна только она одна?
Светило солнышко, мороженное холодило нёбо, ветерок ласково отбрасывал с лица волосы и шелестело невдалеке море. Последний свободный денек был до неприличия прекрасен; идеальное время для стройки воздушных или песчаных замков.


Вы здесь » EXTRAORDINARY » PRESENT » APOCALYPSE, NOWISH [03.09.2040]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC